ЖРИЦА ИТФАТ

8. Задние мысли
 
 

Выбежав с «изнанки» на «лицевую» сторону реальности, дива и жрица с облегчением удостоверились, что все стало на свои места. Делать нечего, они опять направились в сторону площади.

– Нет, это издевательство какое-то! – причитала Матильда, – Тут куда ни кинь, всюду клин.
– Всюду что? – спросила Итфат, – Я еще не совсем понимаю твои выражения.
– Плохи наши дела, говорю.
– Это боги чем-то разгневаны. Или нам испытание послали.
– Ты еще скажи, что их надо умилостивить, твоих богов, принести жертву!
– Нет, так поступают примитивные народы. У нас принято стремиться к совершенству богов, чтобы достичь их уровня, чтобы самим повелевать реальностью, подобно богам.
– Фати, так повели этой реальности, чтобы вернула нас домой!
– Я пока не могу. У меня что-то с памятью случилось, прошлое как в тумане.
– А у меня настоящее, будто непрекращающийся кошмарный сон.

Порядком уставшие, они наконец возвратились к месту своей встречи, к монолиту на площади.
– Ну что, пойдем испытывать судьбу на другую сторону, где все колышется? – предложила Итфат.
– Нет уж, с меня хватит! Надо отдохнуть и хоть что-то съесть, – сказала Матильда.
– А здесь есть где можно что-то съесть?
– Ты голодная, да, Фати? Я еще не знаю как, но гламроки говорили, хлевьюн еду дает.
– Какой хлевьюн?
– Ну вот этот мегалит, они его так называли. Пойдем, поглядим.

Они вошли внутрь и осмотрелись.
– Ой, куда-то голова исчезла! –  воскликнула Матильда.
– Голова?
– Здесь была голова на постаменте, гламорк, их божество типа, а теперь ее нет!

Алтарь и в самом деле куда-то исчез, а на его месте стоял цилиндр высотой около трех метров и метра полтора в диаметре, из материала, похожего на тонированное стекло. Дива и жрица обошли цилиндр вокруг, потрогали его руками, он был гладкий и цельный, без малейших деталей.
– Смотри, в нем ничего не отражается, – сказала Итфат.
– И через стенки ничего не видать, – сказала Матильда.
– Интересно, что это и зачем?
– Давай все остальное здесь исследуем.

Они обошли все внутреннее пространство, но ничего примечательного не обнаружили. Вдоль стен стояли наполовину выступающие колонны, которые изгибались кверху и переходили в высокий свод. Откуда-то снизу из ниш струился зеленый свет. И ни единой детали, напоминающей хоть какое-либо устройство или панель управления.

– Так ты говоришь, здесь может быть еда? – спросила Итфат.
– Ну мне так сообщили, что отсюда, – ответила Матильда.
Они опять подошли к цилиндру.
– По-моему, эта штука должна выполнять какие-то функции, – сказала Матильда, – Надо только понять, как с ней обращаться. Должна же быть хоть какая-то кнопка.
– Что такое кнопка? – спросила Итфат.
– Это такая штучка, на которую нажимаешь, и что-то происходит, например, еда появляется.
– Разве такое бывает?
– Да, в моем мире есть такие автоматы, только там еще денежку положить надо, а потом кнопку нажать, и будет еда или вода.

– Тили, мне не совсем понятно, о чем ты говоришь, но здесь вроде как нет этой самой кнопки.
– Да, нет. И что будем делать?
– Насколько я знаю, для того чтобы получить что-то, не всегда требуется делать что-то.
– Что ты имеешь в виду?
– Например, ты не можешь ничего сделать, чтобы пошел дождь или выглянуло солнце. И ты не можешь заставить дождь пойти или солнце выглянуть. Но если очень сильно захочешь, они могут сами захотеть того же.

– Ух ты! – Матильда уставилась на жрицу в полном изумлении, – Никогда не слышала ничего подобного! Но в твоих словах есть что-то такое... Постой! У меня здесь уже кое-что получалось!
Дива поправила сзади свой бант и принялась что-то шептать и ходить взад-вперед.
– Что ты делаешь? – спросила ее Итфат.
– Нет, ничего не выходит. Ай!

В это мгновенье в цилиндре что-то загудело, из него выдвинулся сегмент, на сегменте лежала какая-то коробка.
– Нет, я не верю! – воскликнула Матильда. Она открыла коробку, там были конфеты. Матильда взяла одну и попробовала. И тут же запрыгала и завизжала как ненормальная.

– Тили! Ты сошла с ума! – испугалась за нее Итфат. Но Матильда продолжала скакать и визжать. Затем она схватила коробку и подскочила к жрице с криком:
– Фати-и-и-и! Это вишня в шоколаде! Попробуй!
– Что-что? – та взяла конфету, съела и расплылась в улыбке, – Как тебе это удалось? Что ты сделала?
– Я ничего не сделала, как ты и говорила! Я захотела! Это мой бантик! Это мой бантик!

– Погоди-погоди, причем тут твой бант? Да успокойся ты наконец!
– У меня за спиной бывает какое-то странное ощущение, – Матильда принялась рассказывать, отчаянно жестикулируя, – У меня здесь пару раз такое случалось, я вспоминала про бант, а потом чего-то сильно хотела, и тут это ощущение, а затем происходило то, чего я хотела!
– Что именно ты чувствовала?
– Какое-то томление, как будто сзади за лопатками что-то есть, что-то такое...
– Хей! Я знаю, что это! – теперь уже Итфат пришла в возбужденное состояние, но тут же засомневалась, – Или нет... Я точно знаю, что знаю! Но что-то смутное, не могу припомнить...

– Скажи, скажи что ты знаешь об этом! – Матильда была вся в нетерпении.
– Реальность повелевается мыслью, которая возникает где-то позади, ненароком, как бы задней мыслью. Если чего-то желаешь совершенно нестерпимо, неистово, тогда надо сделать так, чтобы желание стало задней мыслью. Что-то в этом роде.
– Пока не совсем понятно, – сказала Матильда, – Но что это вообще такое, там, за спиной?
– Я очень смутно помню, – сказала Итфат, – Говорю же, у меня память отшибло. Все мое прошлое как во сне. Только обрывки.
– Фатичка, ты должна вспомнить! От этого, быть может, наша жизнь зависит. Ты понимаешь?

– Я постараюсь. Но лучше ты расскажи, что ты сделала? У тебя же получилось!
– Я обратила внимание на свой бантик, поймала это ощущение за спиной и представила коробку конфет.
– И все?
– Все. А ты у себя за спиной что-нибудь чувствуешь?
Итфат вскинула голову, о чем-то задумалась и сказала:
– Нет. Но мне кажется, я когда-то это умела и использовала. А сейчас почему-то не получается.

– Ладно, я уверена, ты вспомнишь, и у тебя получится. Главное, эта штуковина работает. Я еще раз попробую. Чего ты хочешь?
– Пить хочу.
Матильда снова потрогала свой бант, что-то там поколдовала про себя, и чудо опять свершилось. Цилиндр загудел, и из него выдвинулся плоский сегмент, на котором стояло два стакана воды.
– Ты сама прямо как жрица! – сказала Итфат. Они взяли стаканы и попили воды, глядя друг на дружку светящимися от радости глазами.

– Классно! Вода такая вкусная! – сказала Матильда. Они поставили стаканы.
– Интересно, как эти столики убираются? – Матильда коснулась края сегмента, и тот задвинулся обратно вместе со стаканами, которые прошли сквозь стенку цилиндра, будто ее и не было. Потом она так же задвинула и другой сегмент.
– Я уже ничему не удивляюсь, – сказала Итфат.
– Здесь инопланетные технологии, похоже. Обалдеть!
– Тили, ты опять какие-то непонятные слова произносишь.
– Ла-ла-ла! Неважно! Нам теперь надо поесть. Какое твое любимое блюдо?
– Фламиди.
– А это слово уже мне незнакомо. Что это?
– Ну, такая рыбка запеченная.
– Я тоже люблю рыбку. Не могу гарантировать в точности твое блюдо, но что-нибудь сейчас изобразим.

Матильда недолго поколдовала, и тут из цилиндра начали выдвигаться один за другим сегменты со всевозможными блюдами.
– Чудеса да и только! И это все ты задумала? – удивилась Итфат, хотя обещала не удивляться.
– Это шведский стол!
– Какой-какой?
– Неважно. Вот, еще кое-что забыла.
После ее слов появился еще один сегмент со столовыми приборами. А вслед за этим неожиданно, прямо из пола выросли стол и два стула, чуть не сбив жрицу и диву с ног.

– Ой, а это уже не я! – воскликнула Матильда.
– Кажется, на этот раз я, – сказала Итфат, – У меня промелькнула мысль, что не хватает только стола и стульев.
– Ух ты! Задняя мысль? Вот видишь, и у тебя получилось!
– Случайно.
– Здесь вроде не только эта колонна работает, но и пол еще.
– Наверно, нам следует быть поосторожнее со своими мыслями.
– Тебе надо обязательно вспомнить, что это там за спиной, и как с ним обращаться.
– Ладно-ладно. По-моему, все легко получается только в этом храме. В реальности все не так просто.
– Вот и вспоминай, Фатичка. Давай будем кормиться!

Они набросились на еду и принялись рассказывать друг дружке о своих злоключениях. Когда дива поведала жрице, каким образом ей удалось укротить гламроков, Итфат вскочила и начала кружиться и хохотать безудержно, а вместе с ней и Матильда. Сейчас новоиспеченные подруги беззаботно болтали, и это были самые счастливые минуты с тех пор как они оказались в этом странном и пугающем мире. На данный момент и пока, для них все сложилось не так уж и плохо. Главное, теперь они были не одиноки, а вместе. Но о том, что им еще предстояло пережить, знал только этот мир.