ЖРИЦА ИТФАТ

17. Экспедиция крышки
 
 

Итак, уже знакомая нам компания, или «экспедиция крышки», назовем ее так, отправилась на поиски края оной, которая, по невыясненным пока причинам, накрыла мир. Как справедливо рассудила королева Брунхильда, для того чтобы выяснить, что это за крышка, необходимо было хотя бы найти ее край.

Процессию возглавлял Адя Зеленый с дубиной на плече. Второй шла Брунхильда, поскольку снисходительно согласилась с предложением Ади быть ее телохранителем. Воинственная королева в подобных услугах, конечно же, не нуждалась, но, зная Адю, решила не вступать с ним в препирательства, которые могли отнять много времени. Следом шагала Оранжевая Корова, сложив пока крылья, чтоб не мешали. За ней семенила Желтая Подлодка в своих оранжевых сапожках. И наконец, колонну замыкал Лохматая Зверюга, который был очень недоволен тем, что оказался не рядом с королевой, но Брунхильда строго посмотрела на него и приказала слушаться, а еще охранять экспедицию с тылу, что тоже было миссией важности чрезвычайной.

Внезапно Адя остановился и повернулся назад, чуть не задев королеву дубиной. Остальные тоже встали в замешательстве.
– Ваше величество, – сказал Адя, обратившись к Брунхильде, – Дозвольте высказать предположенье, или вопрос точнее, которым ясный ум мой озарился.
– В чем дело, – спросила королева, – чем ты там озарился?
– Дело заключается в следующем, или другими словами, вот в чем.
– Ну, так в чем?
– Извилистыми тропами, лощинами, долинами, наш путь проложен.
– Короче!
– Так вот, наш путь, опасностями полный, ведет неведомо куда, что вызывает, несомненно, в груди моей смятенье и вопрос, морально вопиющий.
– Еще короче!
– Короче, куда мы направляться изволяем? Где сторона, в которой крышки край зловещий пролегает?

– Ваше величество, – включилась в разговор Корова, – достопочтеннейший желает знать, куда конкретно следует идти, чтобы до края крышки добраться.
В самом деле, крышка простиралась по всему небу, и краев ее было не видать.
– Ну и что же предлагает достопочтенный Адя? – спросила Брунхильда.
– В таких вопросах, наисложнейших, не разумом витиеватым, но чувствами из глубины души, что трепетом чисты и сокровенны, соизмерять наш путь и направленье надлежит, – выдал Адя.
– Витиеват не путь наш, и не разум, ­– передразнила его королева, – а твой язык, хитросплетеньем дифирамбов пафосных сложённый.
– Адя, а у тебя что, чувства тоже имеются? – задала простодушный вопрос Подлодка.
– Весь сардонично-саркастичный яд иронии вашей, я кротко, как слезу, глотаю. Однако ж чувства мне гласят, край крышки той лежит в сакральном направлении, особом, которое умом непостижимо, лишь озарению доступно.
– И что же подсказывает, твоих прекрасных чувств, благое озаренье? – спросила королева.

Адя принял глубокомысленный вид и указал перстом в обратную сторону:
– Нам туда. Уверен в том и убежден безмерно.
– Ой, это почему же? ­– взвизгнула Подлодка.
– Безмерно можно быть только самонадеянным, – сказала Брунхильда, ­– У тебя есть на то основания?
– Особым даром обладаю, знать то, чего другим неведомо, ­– гордо ответил Адя.
– Да не слушайте вы его, – вмешалась Корова, – ему лишь бы свое эго потешить.

– Так, во-первых, туда мы не пойдем, по той простой причине, что там болото, – сказала королева, – Во-вторых, крышка, если это крышка, должна иметь края по всем краям, так что направление неважно. Другое дело, идти бы следовало туда, где лежит ближний край, но нам это неизвестно. А потому, мы пойдем туда, куда идти всего проще и легче. Вот по этой прямой дороге, куда мы сразу и направлялись. Возражения есть?
­– Нет! Нет возражений! Все правильно! – закричали Корова и Подлодка.
– Ну, коли вы настаиваете на своем монархическом, так сказать, самовластье, Ваше величество, тогда я вынужден покорствовать смиренно, – вымолвил Адя.
– А я никому и не позволю возражать моей королеве, – впервые подал голос Лохматая Зверюга, – Даже тому, у кого дубина в качестве авторитета, или авторитет в качестве дубины.
– Спасибо, Зверюга, – сказала Брунхильда.
– Но ведь мой авторитет непокобелим! Или как это, непоко..., – возразил было Адя.
– Все! Никому не ссориться! Идем.

Не медля более, экспедиция двинулась по выбранному пути. Шли они, шли, и наконец, пришли. Перед их взором раскинулось шикарное лазурное море, с травой и пальмами на берегу. Серая крышка заканчивалась как раз над берегом, так что сразу за ее краем уносилось ввысь голубое небо с летящими облаками, все как положено.

– Колоссально! Вот где я поплаваю! – закричала Подлодка.
– Ура-ура! Мы добрались до края! Вот где я полетаю! – замычала Корова.
– Я уже имел честь не далее как намедни прогуливаться по берегу, однако пальмы там отсутствовали, а имели место быть лишь коряги, – заметил Адя.
– Да, это как будто другое море, не наше, – сказала Брунхильда.
– Да какая разница! Побежали туда скорей! Купаться!

Вся компания с энтузиазмом ринулась навстречу открывшей свои объятия мечте. В авангарде мчался Зверюга, поскольку он и бегал на своих лапах быстрее всех. Он же первым и втемяшился всеми четырьмя лапами в неожиданно возникшую, но невидимую стену. Остальные, не поверив своим глазам и неудачному опыту Зверюги, проделали тот же опыт. Натолкнулись, упали и убедились, что стена действительно существует.

Поднявшись, все в недоумении принялись ходить туда-сюда и ощупывать преграду. Она, будучи совершенно прозрачной, оказалась твердой и непроницаемой, как стекло, а вдобавок обладала отражающей способностью, но не вполне зеркальной. К всеобщему удивлению, это странное зеркало отражало не окружающие предметы и местность, а лишь смутные силуэты наших героев, которые с той стороны смотрелись как призраки. Данный факт их всех озадачил еще больше.

– Да что это за хрень такая! – воскликнул, утративший все красноречие Адя.
– Ну вот, выбирались из под крышки, выбирались, а уткнулись в зеркало, – разочарованно пролопотала Подлодка.
Королева молчала в раздумье, Зверюга с неудовольствием фыркал, а Корова все пробовала поверхность на ощупь, то рогами, то копытами. Но все тщетно. Ситуация казалась тупиковой.

– А ну, дерзну-ка я разоблачить сию профанацию своим профанатором, – сказал Адя. Размахнувшись дубиной, он долбанул по стеклу изо всей своей дурацкой мочи. Но зеркало даже не завибрировало, не говоря уж о трещине, словно было нерушимым как скала, и в то же время чем-то нематериальным.

– Здесь требуется не сила, а что-то другое, – предположила Брунхильда.
– Да нет же, надо сильнее, и чем-нибудь потверже, – сказал Адя, покосившись на Подлодку.
– Даже и не вздумай! – только и успела выкрикнуть Подлодка, но Адя, не спрашивая, схватил ее и ударил в стекло как тараном. С тем же, однако, результатом.
– Ах ты сволочь! – закричала Подлодка, – Зверюга, спаси!
Лохматая Зверюга подскочил к Аде, и тот сразу же отпустил свою жертву, опасливо пятясь.

– Знаешь что, Адя, – сказала королева, – Еще одна такая выходка, и ты будешь с позором изгнан из нашей команды.
– Лады, лады! – принялся оправдываться Зеленый, – Чего вы все взъелись? Она ведь железная, что с ней сделается!
– А давай твоей башкой попробуем, она наверняка тверже! – закричала Подлодка.
– Ты же сама хотела купаться, вот я и старался, для тебя же. Ну, не получилось, что поделаешь, все равно на тебе не ласты, а сапожки. Как ты в них будешь плавать?
– Это тебя не касается! Я и без ласт могу. А вообще, ты гад, ненавижу тебя!
– Ну ладно, прости, не злись, – сказал Адя, примирительно сгладив тон. Он, конечно, был гадом, но в сущности, добрым в душе, как ни парадоксально.

– Ваше величество, – обратилась к Брунхильде Корова, – нам надо что-то предпринимать. Может, я поднимусь наверх, насколько позволит крышка, осмотрюсь кругом?
– Давай, моя хорошая, расскажешь потом, где там и что, и куда нам идти, – ответила королева.

Оранжевая Корова расправила крылья и взлетела, описывая круги по спирали. Крылышки у нее были на удивленье совсем небольшие, однако ей каким-то непостижимым образом удавалось летать, вполне себе непринужденно. Остальные, задрав головы, с ожиданием следили за всем процессом пилотирования. Покружив немного под самой крышкой, Корова начала снижаться и вскоре, к всеобщему удовлетворению, успешно приземлилась.

– Ну? – спросила королева.
– Вы знаете, вон там, – указала Корова рогами, – виднеется какой-то город. Больше ничего примечательного не заметила. Может, туда и направимся?
– Да, – сказала королева.
Все тоже согласно закивали головами, и даже Адя не стал возражать. На том порешили и отправились в путь.