ЖРИЦА ИТФАТ

41. Сон Зверюги и пробуждение
 
   Зверюга долго ворочался и не мог заснуть. Зверюгу переполняли впечатления от событий прошедшего дня вместе с его нежданным превращением. Устав вертеться, он вышел в коридор. Там было две туалетных комнаты, мужская и женская. Из женской как раз выходила Корова.
– Что, не спится? – спросила она.
– Да, мысли мешают заснуть, а сны не дают спокойно спать, – ответил Зверюга.
– Вот как? И какие же сны?
– Мне часто снится один и тот же сон, – почему-то решил ей довериться Зверюга, – Чужие женщины приходят ко мне, то одна, то сразу несколько, и смотрят, недружелюбно и презрительно.

– А почему чужие, в каком смысле?
– Они стараются подчеркнуть, что они не мои.
– А они нужны тебе?
– Нет конечно!
– И что же, они приходят и просто смотрят?
– Не только, потом еще и выговаривают.
– Как? Расскажи.
Зверюга принялся рассказывать.

Чужая женщина пришла к Зверюге и говорит:
– Я не твоя.
– Да?
– Да.
– Уходи.
И она ушла.
И чего приходила, и зачем сказала?

В другой раз другая пришла, и стала подбоченясь, и смотрит.
– Чего смотришь? – спрашивает ее Зверюга.
– Ты мне не интересен.
– Зачем ты мне это говоришь?
– А вот.
– Уходи.
– А я еще приду, и буду смотреть.
И ушла.

А потом еще вместе чужие женщины пришли, и стали, руки на груди скрестили, и смотрят, и молчат.
– Чего пришли? Чего молчите? Чего смотрите?
– Мы тебя не любим.
– Это все?
– Все.
– Уходите.
– А мы опять вернемся, и опять скажем.
И ушли.

Корова была удивлена такими рассказами, но проявила искреннее участие.
– А в чем причина таких снов? Почему все это? – спросила она.
– Потому что я наказан, – ответил Зверюга.
– За что?
– Да просто за то, что я плохой.
– Вот глупости! Вовсе ты не плохой, наоборот, ты хороший!
– Нет, я плохой, я никому не нравлюсь, и меня никто никогда не полюбит. Я так наказан.

– Да у тебя совершенно нелепый, выдуманный комплекс! Говорю тебе, ты всем нравишься и нравился, даже в прежнем обличье. А с новой внешностью, так и подавно. Ты знаешь, что две особы на тебя конкретно глаз положили?
– Какие особы?
– Ну да, будто не знаешь! Королева и Кошиса.
– Все равно не верится.
– Ну вот упрямый какой! Никто тебя не наказывал, ты сам себя наказал, это только твой выбор, и ты живешь с ним!
– Чего ты меня ругаешь, и так тошно.

– Да тебя не ругать, тебя бить надо за такие мысли! Вот мы с Подлодкой соберемся и побьем тебя, обязательно! А сейчас иди спать и прогони навсегда этих женщин!
– Как их прогонишь? Они все равно приходят.
– А ты, когда они в следующий раз явятся, просто ответь им: «Ну и что?»
– Ладно, попробую.

Зверюга с Коровой разошлись по своим комнатам. А когда Зверюга заснул, чужие женщины снова пришли к нему и сказали:
– Ты нам не интересен. Мы тебя не любим. И мы не твои.
А он сказал им:
– Ну и что?
– А мы тебе не достанемся.
– Ну и что?
– Как ну и что? А ты что, и страдать не будешь?
– Не буду.
– А мы тогда уйдем.
– Ну и уходите.
– Навсегда ведь уйдем. Уходим уже.
– Идите, уходите.
И они ушли, и стало Зверюге легче.

...

Наутро все члены «экспедиции крышки» проснулись, привели себя в порядок и собрались за столом в гостиной.
– Ну как, приходили твои женщины? – спросила шепотом Корова.
– Да, как обычно, – ответил Зверюга.
– И что? Ты им сказал?
– Сказал. Они удивились и ушли.
– Вот видишь! Больше не вернутся.
– Надеюсь.

Вскорости и милейшая Карамилла явилась в гостиную, как обычно чинно и церемонно, с очередной пафосной фразой:
– Рострально и конфидэнциально приветствую гостей в нашей вилле Маравилле!
– И мы высочайше и глубочайше приветствуем вас, милейшая Карамилла! – ответствовал ей Адя.
– Доброе утро! – сказали остальные.
– Утро не бывает добрым или злым, оно просто бывает, и бывает всегда, – изрекла милейшая Карамилла, – Спалось ли вам, дражайшие и разлюбезные?
– Да, хорошо, спасибо! – ответили ей.
– Спится не хорошо и не спасибо, а просто, спится или нет, – милейшая Карамилла была немилосердно категоричной, – А сейчас, в нашей вилле Маравилле, вам будет предложен одухотворенный желанными веяниями завтрак! – она повернулась, подняла руки в локтях и удалилась своей эпатажной походкой.

– В нашей фигле-Маравигле!
– В нашей фиглине-Маравиглине! – передразнили ее тихонько Корова с Подлодкой, как только та скрылась за дверью.
– Да, наша фигля-Маравигля!
– Наша фиглина-Маравиглина!
– Насмешничать изволите? – упрекнул их Адя, – Негоже, однако.
– Глубокоуважаемый Адя, мы не насмехаемся над нашей виллой Маравиллой, а шутить изволим, – выразилась Корова, копируя манеру Ади.
– А, ну извольте, извольте.
– Здесь хорошо! – сказала Подлодка.
– Да! – сказала Корова.
– Здесь кокошно! – присоединилась к ним Кошиса.

– Нам о деле поговорить надо, – обратилась ко всем Брунхильда.
– Каковы наши планы, Ваше величество? – учтиво осведомился Адя.
– Я думаю, следует для начала расспросить хозяйку, что ей известно.
– А имеет ли смысл? Она, похоже, не в себе, как и все в этом городе.
– Кстати, а как называется город? – спросила Подлодка, – Кошиса, ты ведь живешь здесь?
– Помпониус, – ответила Кошиса.
– О-хо-хо, название тоже, помпезное, соответственно сути, – сказал Адя.
– Сути чего? – спросила Корова.
– Того, что здесь все из себя что-то мнят, но по сути остаются невменяемыми.
– Всекошечно! – согласилась Кошиса, – Как мы убедились, у них нет собственного Я, вот они и не в себе. А вы сами, из какого города?

За вопросом последовала неловкая пауза.
– Кошиса, ты опять начинаешь! – сказала Корова, – Мы ведь говорили, у нас что-то с памятью случилось с тех пор как мы здесь оказались.
– А я вспомнил! – отозвался Зверюга.
– Что? Что ты вспомнил? – всполошились остальные.
– Мы не из города, а из страны, страны Зеландии.
– Ой да! Ой точно! – воскликнула Подлодка.
– И как я сама не могла вспомнить?! – удивилась Корова, – Мы действительно, из королевства Зеландия*, где правит наша королева.
– Да, теперь и я вспоминаю, – подтвердила Брунхильда.
*(У термина «Зеландия» имеется целый ряд географических значений, включая гипотетический континент.)

– Никогда не слышала о таком королевстве, – сказала Кошиса.
– Ну как же так?! Ведь мы оттуда! Мы же не выдуманные персонажи! – опять удивилась Корова, – Это очень странно! Хотя, чему тут удивляться. Все что с нами случилось, все более чем удивительно и странно.
– Глядя на здешних персонажей, у меня опять возникает подозрение, будто мы оказались в сновидении, – сказал Зверюга, – Отчего и сами частично впали в беспамятство. И потому себя знаем, и в то же время не знаем.
– Но мы же не спим! – возразила Подлодка, – Я точно знаю, что не спим!
– А я уже ничего не знаю, – подытожила королева, – В любом случае, нам стоит расспросить хозяйку.

Тем временем и милейшая Карамилла подоспела с подносом еды.
– Сейчас, сейчас я буду вас завтракать! – объявила она.
– Нас? – удивились гости.
– Да, поскольку вы являетесь объектами!
– Но милейшая Карамилла! – возразил было Адя, – Мы являемся, скорей, вполне осознанными субъектами!
– А по отношению к моему, то есть мной приготовленному завтраку, вы объекты, – продолжала настаивать хозяйка, раскладывая на столе тарелки.
– Не смеем с вами спорить, милейшая Карамилла, – согласился Адя, – А вот как раз по поводу объектов, хотели у вас спросить, известно ли вам что-либо о крышке, которая закрыла небо?

Карамилла тотчас насторожилась.
– А что именно и почему вас интересует?
– Видите ли, крышка нам очень досаждает, и мы имеем своей целью разобраться, откуда она взялась, а так же найти способ ее устранить.
– В самом деле, мои хорошие? – Карамилла сразу перестала придуриваться и оживилась, словно проснувшись, – Ах, как долго я ждала кого-то навроде вас!
– Почему же, милейшая Карамилла?
– Для вас просто Карамилла, – поправила хозяйка и принялась еще усерднее обслуживать гостей, – Да вы кушайте, кушайте, мои хорошие! Сейчас чайник принесу, и все вам расскажу!

 
 
Поделиться: