ЖРИЦА ИТФАТ 2

100. Янста – мир отражений
 
 

Отдайте! Отдайте! – кричала Люша в отчаянии, пытаясь дотянуться до зеркальца, но жрица была намного выше и держала зеркальце в поднятой руке.

– Отдам, если успокоишься и ответишь на вопросы, – сказала Итфат.
Яша-люша сразу угомонилась.
– Какие вопросы?

– Фати, сначала я у нее спрошу, – Матильда в нетерпении отбросила мишку. – Что это за город? Кто вы такие? Чем тут занимаетесь? Что это за штуки у вас?
– Город? Что такое город? – ответило существо. – Мы не такие! Ничем мы не занимаемся!
– Тили, подожди, ты ее совсем с толку собьешь, – сказала Итфат. – Давай по порядку.
– Вот этот мир, где мы находимся, как это называется? – спросила Матильда.
– Это Янста, мир отражений, – ответило существо.

– Так, – продолжила расспрос Итфат. – А вы сами, как себя называете?
– Мы яши.
– И что вы делаете?
– Отражаем.
– А еще что?
– Передаем.

– Фати, мне здесь не нравится, давай переместимся в другой мир, где нас никто не сможет передавать, – сказала Матильда.
– Погоди, Тили, может сначала разберемся, что тут происходит?
– Я не хочу! Мне надоело быть бандеролькой! Я хочу сама отправляться куда хочу!
– Мы уже сколько раз пробовали, и в мой мир перемещаться, и в твой, и все никак.
– Надо не оставлять попыток! Ты же сама говорила, мы должны вернуться домой!

Яша-люша тем временем вся изъерзалась, сидя на диване.
– Отдайте, вы же обещали! – подала голос она.
– И ты нас сразу передашь? – Итфат взглянула в зеркальце и повертела его в руках, но там был виден лишь черный экран. Судя по всему, зеркальце не реагировало на прикосновение чужих рук.
– Я не передам, отдайте!
– Фати, ей нельзя верить! – сказала Матильда. – Давай перемещаться отсюда скорей!

Жрица пристально посмотрела на кукляшу и погрозила ей зеркальцем.
– Отдам. Сейчас.
Но отдавать не стала, а обратилась к Матильде.
– Тили, активируем косицы, попытаемся переместиться в мой мир.

Матильда поправила свой бант, взяла подругу за руку, и они на чем-то сосредоточились. В тот же момент у обеих за спиной загорелись энергетические сплетения, похожие на косицы. Сплетения выходили у них из затылков под наклоном к позвоночнику и светились белым сиянием. Яша-люша во все глаза глядела на происходящее.

Но ничего так и не произошло. Дива и жрица остались стоять, где стояли. Косицы у них погасли, и они с удивлением посмотрели друг на дружку.
– Фати! Почему не получается?
– Не знаю, попробуем еще раз.
Они снова сосредоточились, и у них снова засияли энергетические косицы. Но и на сей раз ничего не вышло.

– А что это у вас? – заинтересовалась Яша-люша. – А вы кто?
– Мы это мы, – ответила Итфат. – Тили, похоже, мы тут застряли.
– А скажите, что это у вас было? – не успокаивалась Люша.
– Фати, нам надо как-то выбираться отсюда, – сказала Матильда, не удостаивая кукляшу вниманием. – Где тут дверь?

Они огляделись по сторонам, но оказалось, что наружной двери в помещении нет.
– Как отсюда выйти? – спросила Итфат у кукляши.
– А куда вы хотите пойти? – ответила та. – Я покажу, только отдайте мое зеркальце.
– Учти, если ты нас передашь, мы вернемся и тогда уж точно, отберем и не отдадим, – Итфат поиграла зеркальцем и нехотя протянула его кукляше.

Дива и жрица опять стали свидетелями выражения бурного восторга посредством визга.
– И-и-и-и!
– Ну давай, рассказывай нам, Яша-люша, как отсюда выйти и куда можно отправиться? – спросила ее Итфат, когда та успокоилась.
– Куда? На встречу сторонников, – ответила кукляша. – А можно я вас запишу в свои сторонники? А можно?

– Что значит сторонники? – спросила Матильда.
– Это значит, это значит, мы наши, мы вместе, – ответила Люша.
– И что вы вместе делаете? – поинтересовалась Итфат.
– Мы делимся, отражаем, передаем.
Яша-люша изъяснялась простым незатейливым языком. Но было примерно понятно.

– Только нас никуда передавать не вздумай, – предупредила ее Матильда.
– Я хорошо, я ладно! Я Люша. А вы кто? Я запишу вас?
– Я жрица Итфат.
– А я дива Матильда, – представились подруги.

Кукляша побегала пальчиками по зеркальцу и через несколько секунд подняла глаза в крайнем недоумении.
– А вас нет! А вы что, вы «те, кого нет»?
– Как это нас нет? – удивилась Итфат. – Вот же мы тут.
– Вы не числитесь в континууме.
– Что такое континуум?
– Связное топологическое пространство, – невозмутимо ответила кукляша.
– Что значит топологическое? – еще больше изумилась Итфат.
– Ну это же просто! Класс объектов называется топологическим пространством, если он может быть представлен как объединение некоторого семейства подмножеств, которое содержит пересечение любой пары своих множеств, а также объединение любого множества своих подмножеств, – выдала кукляша.

Итфат повернулась к Матильде.
– Тили, она что, бредит?
– Да нет, она, похоже, выдает какие-то вещи из высшей математики, – ответила Матильда. – Ну-ка сейчас проверим. Люша, – обратилась она к странному существу, которое уже погрузилось вниманием в свое зеркальце, – а что тебе еще известно о пространствах?
– Ну, пространства бывают линейные, евклидовы, гильбертовы пространства, всякие бывают, все зависит от выборочного коэффициента корреляции, – оживилась кукляша. – А вас какие больше интересуют?
– Вот знаешь, гильбертовы больше всего, – с иронией в голосе заметила Матильда. – Всегда мечтала там побывать.
– Побывать там нельзя, поскольку все это абстрактные ассигнатуры. Например, гильбертовым называется унитарное векторное пространство, в котором каждое подпространство замкнуто. Другими словами, это пространство квадратично интегрируемых функций. Но что удивительно, поле кватернионов там является единственным расширением поля комплексных чисел, которое образует некоммутативную алгебру с делением над полем действительных чисел.

– Ну все, достаточно, – Итфат уже начала терять терпение. Но кукляша не унималась.
– А, забыла сказать, там еще допустимы бесконечно малые ортогональные и скалярные преобразования над векторами. Но лишь при условии, если пространство действительно является унитарным и нормированным. Хотя, в этом случае его уже можно считать банаховым пространством.
– В самом деле?
– Безусловно!

Дива и жрица переглянулись, весьма озадаченные. А странное существо с высоких материй легко переключилось на свои игрушки и принялось их перекладывать с места на место.

– Эй, Люша! – окликнула ее Матильда. –  Мы остановились на том, как отсюда выбраться и куда отправиться.
– А, ну да! – вернулась вниманием кукляша. Но тут ее зеркальце запищало и запиликало на все лады. Она схватила зеркальце и радостно забегала из угла в угол, глядя во все глаза на какое-то отражение.
– Обмен! Обмен! – Люша направила зеркальце на одного из плюшевых мишек, и тот исчез. Но на его месте тут же материализовалась другая игрушка – плюшевый котик. Кукляша, очень довольная, взяла котика и начала с гордостью демонстрировать его диве и жрице.
– Вот! Видите? Он мой хороший!

– Яша-люша, слушай, – строго обратилась к ней Итфат. – Нам пора идти.
Яша послушалась. Она снова взяла зеркальце и принялась вышагивать по комнате в задумчивости.
– Ладно. Мы пойдем... Мы пойдем... А! – она пробежалась пальчиками по зеркальцу и повторила дважды прямо в него, будто обращаясь к кому-то, – Встречаемся у Балды! Встречаемся у Балды!
– У какой-такой балды? – спросила Матильда, – Ты о чем это?
– Мы идем на встречу сторонников! – залопотала Люша. – Ведь вы же мои сторонники? Ведь правда же? Ой, а почему вас нет в континууме? Как все удивятся! В моих сторонниках «те, кого нет»!

Чудная яша, которая с такой непринужденностью превращалась из ребенка в профессора математики и обратно, проделала с зеркальцем какие-то манипуляции и направила его на стену. Зеркальце зажглось, как прожектор, и спроецировало на стене объемный экран, углубляющийся вложенными прямоугольниками в светящийся тоннель.

– Как ты это сделала? – удивились Итфат с Матильдой. – Что это?
– Конформное отображение, – начала объяснять Люша. – Топологически, это вполне тривиально. Обыкновенная проекция в подпространство, или можно сказать в подмножество континуума. Или еще, другими словами, можно сказать...
– Вы тут все такие, конгруэнтные? – перебила ее Матильда.
– Так или иначе, в большей или меньшей степени, в зависимости от того...
– Все, стоп машина! Куда ведет эта дверь?
– В портал. Там еще много дверей. Идемте! Там классно!

Яша-люша вошла в «нарисованный», или скорей голографический экран первой. Экран тут же ее проглотил, лишь слегка завибрировав своей поверхностью. Дива и жрица с опаской последовали за кукляшей. Но идти по тоннелю им долго не пришлось. Неожиданно и сразу, они очутились в огромной круговой галерее с бесчисленными экранами по всему периметру.

В центре галереи находился большой зеркальный цилиндр, в котором время от времени открывались тоннели, откуда и куда выходили и входили люди, подобно тому, как это проделали наши героини, после чего тоннели закрывались. На внешней стороне галереи располагались всевозможные экраны с динамичными и статичными рекламными картинками. Картинки, сопровождаемые музыкой и речами, изо всех сил старались зазвать к себе посетителей.

Жители мегаполиса, сами все колоритные как рекламные персонажи, прогуливались по галерее, уткнувшись в свои зеркальца и иногда поглядывая на экраны. Одни выходили из экранов, как из дверей, другие туда входили. Многие были с сумками и пакетами. Все в основном передвигались по одиночке, но встречались и группы из двух-трех человек, – те оживленно обсуждали меж собой свои покупки.

Яша-люша семенила мимо экранов в поисках чего-то. Дива и жрица следовали за ней. Наконец, они остановились у экрана, который зазывно сиял картинкой с выпечкой и кофе. Вверху была надпись «Кафе у Балды».
– И вот! Мы пришли! – сказала Люша. – Идемте!

Они друг за дружкой вступили в экран и сразу оказались в уютном заведеньице с приглушенным светом и приятной музыкой. Навстречу им вышел долговязый и худощавый молодой человек в фартуке, с «нарисованным» лицом, как и у всех здешних обитателей.
– Хорошо дошли? – приветливо обратился он к гостям.
– Хорошо-хорошо, – ответила Люша. И тут же громко закричала, – Балда-а-а!

Они обнялись, хотя яша была почти вполовину ниже своего приятеля. Молодой человек жестом пригласил гостей располагаться. Но Яша-люша застыла на месте, вперившись куда-то взглядом. Дива и жрица, посмотрев в ту же сторону, увидели, что в углу за столиком сидели старые знакомые, Яша-няша и Яша-гуляша. Те вскочили с мест и тоже замерли с широко раскрытыми глазами и ртами, будто к прыжку приготовившись.

Внезапно, как по команде, все три кукляши молча кинулись навстречу друг другу и буквально набросились друг на дружку, застыв в объятиях. Постояв так несколько секунд, они отпрянули, чуть присели, согнули руки в локтях и разродились уже знакомым визгом.
– И-и-и-и!

Закончив ритуал, кукляши дружно поскакали садиться за столик, но Яша-люша, опомнившись, быстро воротилась к диве и жрице, которые все еще стояли у входа.
– Это мои сторонники! – с гордостью представила подруг Люша. – Они «те, кого нет»!
– Разве-е-е? – протянула в изумлении Няша.
– Я знала, я почему-то знала! – закричала Гуляша.
– Как такое возможно? – Балда тоже был очень удивлен.
– А вот! Это жрица Итфат и дива Матильда. Они не числятся в континууме.
– Пожалуйста, присаживайтесь, – сказал Балда, указав на большой стол, где могла разместиться вся компания. – Я Балда, хозяин заведения, а это...

– Да, мы уже знаем! – сказала Итфат, – Яша-няша и Яша-гуляша.
– Кто вам разрешил нас передавать?! – обратилась к ним возмущенная Матильда.
– Мы думали ладно! Мы думали можно! – наперебой заголосили кукляши. – Очень приятно познакомиться! Да, очень приятно!
– А мы с ними уже сторонники, вот! – гордо заявила Люша.
– И мы! И мы тоже хотим! – засуетились Няша с Гуляшей.

Все гости уселись за стол, хозяин тоже присел и спросил:
– Позвольте узнать, а откуда вы?
– Сначала объясните, кто такие «те, кого нет»? – спросила Итфат.
– И почему вы нас так называете? – добавила Матильда.

За столом воцарилось неловкое молчание. Яши как-то замялись, они или не хотели, или не знали, что ответить.

... Продолжение книги «Жрица Итфат 2» следует

 
 
Поделиться: