ЖРИЦА ИТФАТ 2

101. Парад-карнавал
 
 

К Помпониусу, старому провинциальному городу, затерявшемуся в метареальности, приближалась весьма колоритная компания, в которой пытливый читатель непременно узнал бы уже ставшую знаменитой «экспедицию крышки».

Во главе процессии шагал Адя Зеленый, лысоватый и полноватый тип, зеленый в буквальном смысле, в своем бесформенном балахоне и неизменных солнцезащитных очках.

Второй шла королева Брунхильда, царственного вида особа в средневековом платье из грубого полотна, с русыми волосами, заплетенными в косицу, с венчавшим голову золотым обручем и боевым мечом, спрятанным под юбкой.

За ними шли новопреображенные, каковыми их следовало считать, поскольку они, будучи ранее фэнтезийными персонажами, к настоящему времени обрели человеческий облик, хотя и не утратили способности обращаться назад.

Оранжевая Корова, в своем новом обличье миловидной толстушки с рыжими волосами, в оранжевом платье до колен и черных аляповатых туфлях.

Желтая Подлодка, тоже в новом обличье легкомысленной с виду блондинки в желтом брючном костюме и оранжевых сапожках.

Кошиса, то ли женщина, то ли кошка, но определенно эффектная брюнетка с копной взлохмаченных волос, в черной меховой курточке и штанишках, в белых сапожках и перчатках, с роскошным бело-рыжим хвостом и такого же цвета ушками на макушке.

Замыкал процессию Лохматая Зверюга, ныне юноша приятной внешности с большими грустными глазами и каштановыми волосами до плеч, элегантно одетый в костюм из черного бархата с большими золотыми пуговицами и белоснежной рубашкой с пышным жабо, но странно обутый в лохматые шерстяные мокасины.

В прошлый раз мы оставили «экспедицию крышки» у загадочного объекта – прозрачного, почти невидимого зеркала, отделяющего реальность явленную от мнимой. Несмотря на то, что экспедиция увенчалась успехом, и крышка на небе была ликвидирована, нашим друзьям пока не удавалось вернуться домой, в реальную действительность. Зеркало не позволяло – ни пройти сквозь себя, ни удалиться прочь, поскольку пространство каким-то образом искривлялось, и путники все время возвращались в исходную точку – туда, где за невидимой стеной морские волны набегали на песчаный берег, где легкий бриз качал пальмы, а жаркий воздух плавал в мареве.

Единственной, хоть и малопонятной информацией, которой они располагали, было известие от Преддверия – эфирной сущности, которая, подобно ветру, витала в метареальности. Как сообщило Преддверие, вернуться домой друзьям помогут некие «красная королевица» и «синтетическая дева». Друзей данная весть несколько обнадежила. Однако нас с читателем – не особо, ведь мы уже знаем, что жрица Итфат с дивой Матильдой сами оказались в затруднительном положении, да еще и неведомо где.

Суждено ли им всем вместе встретиться – покажет время. А пока, наша компания направлялась в Помпониус – единственное место, куда позволяло вернуться зеркало.

– Что будем делать? – по своему обыкновению спросила Подлодка.
– Возвращаемся в нашу добрую виллу-Маравиллу, – ответила Брунхильда.
– К нашей милейшей Карамилле, – добавил Адя.
– Совершенно кошевидно, что других вариантов у нас нет, – сказала Кошиса.
– Может быть, Карамилла нам что-нибудь посоветует, – предположила Корова.
Зверюга, как известно, был несловоохотлив, а потому промолчал.

Когда они вошли в город, откуда-то из центра послышались звуки бравурного марша и шум толпы. Было утро. Утро радовало свежим солнцем и нежным небом. И весь город радовался солнцу и небу.  От крышки, когда-то нависающей сверху тяжелым свинцом, остались лишь смутные воспоминания.

Наши друзья тоже повеселели. Они с любопытством последовали в сторону, откуда доносились звуки праздника. Помпониус был городом небольшим, малоэтажным, с короткими улочками, но с многочисленными, как ранее упоминалось, учреждениями. Жилые окошки, все в занавесках и цветочных горшках, перемежались офисными окнами с жалюзи и вывесками из длинных и непонятных аббревиатур.

Вскорости компания очутилась на самой широкой улице, где праздник бушевал во всей красе и громкости. На тротуарах стояли зрители, а по дороге двигались всевозможные, разнообразные, разноцветные колонны. Участники, похоже, съехались сюда не только со всего города, но и со всех окрестностей.

Впереди шествовала колонна барабанщиц в коротких красно-белых камзолах и юбочках, с высокими головными уборами. Девушки выкрикивали странные речевки, аккомпанируя себе барабанным боем.

«Мы модистки-хорошистки! А-ля-ля! – кричали они. –
  Мы нахалки и артистки! У-ля-ля!»

А еще несли на полотнищах всякие бессвязные лозунги:
«Сколько мужа не корми, он все равно есть просит!»
«Возможное возможно, а невозможное невозможно!»
«Лучше лучше, чем хуже! Лучше хуже, чем никогда!»
«Друг – собака человека!»
«Потому что потому!»
«Нельзя и все!»

«Нам не надо шоколада! А-ля-ля!
  Попа есть ума не надо! Тра-ля-ля!» – продолжали они кричать.

– Это что же за такое?! – удивленно воскликнула Подлодка.
– Какие безответственные девушки, – заметил Адя.
– Зато веселые и задорные, – возразила Корова.

Следом за барабанщицами ехал грузовик с опущенными бортами. На кузове стояли грубоватые мужички с низкими лбами и бритыми затылками, в рукавицах и грязных фартуках. Они улыбались и радостно махали всем рукавицами. На машине был установлен транспарант:

«Воспользуйтесь нашими услугами! Спил деревьев, убой скота, расчленение трупов, отрывание хвостов!»

Кошиса, завидев такую надпись, схватилась за свой хвост и возмущенно выкрикнула вдогонку мужичкам:
– Это кошизм! Это кошарство!
– Да, Кошиса, это, можно даже сказать, кошачество, – поддержал ее Адя. – Но нам лучше не выдавать своего присутствия.

Наши друзья с изумлением глядели на пестрое шествие, не зная, как реагировать. Брунхильда спросила у стоящего рядом горожанина:
– Скажите, что здесь происходит?
– Парад-карнавал, – ответил горожанин.
– По какому поводу?
– Крышки больше нет! Праздник! Вы разве не знаете? – он с подозрением оглядел всю компанию.
– Знаем-знаем, любезнейший, – заверил его Адя, – просто хотели уточнить.

А шествие тем временем разворачивалось с еще большим размахом. Тут уже маршировала колонна наюкоёлогов, по вине которых, собственно, и появилась на небе крышка, и которые потом присвоили себе заслугу ее ликвидации. Они тоже несли свои транспаранты и скандировали:

«Чистому небу – да!»
«Эксперимент, наюка, с приветом!»
«Наюка свет, а не наюка тьма!»
«Крышка на небе – с запретом!»

Среди толпы зрителей сновал фотограф и предлагал всем сфотографироваться на память. Он суетился со своим аппаратом и отдавал странные команды:
«Так, все сказали с улыбкой: колбаса! А теперь все злые: Гондурас! А ну-ка еще злее: Уругвай!»

Из громкоговорителей, висящих на столбах, раздавались бодрые марши, а диктор с энтузиазмом комментировал прохождение парада.
«Создадим хорошее настроение для военных, чтобы им веселей было идти на войну!» – приветствовал он колонну военнослужащих, шагающих как-то неохотно и нестройно, с кислыми лицами.

Следом за ними шумно катилась шатающаяся конструкция, состоящая из площадки на колесах и макета самолета, готового упасть с хлипких лесов. В самолете сидел испуганного вида летчик, а на площадке плясал и прыгал его механик в шлеме танкиста.
«Спасите нас, мы падаем!» – кричал летчик.
«Молодцы! Вы летчики, вы герои авиации!» – еще громче кричал механик.
«Спасите!»
«Вас понял! Спеть вам песню? Обнимая небо крепкими руками...»

А за ними уже поспевал шумный автобус, из распахнутых окон которого высовывались люди в офисной униформе. Они махали руками и желали всем счастья. На крыше автобуса красовался огромный плакат:
«У нас самые обворожительные улыбки! Мы поможем всем!»
Из толпы им начали кричать:
«Помогите!»
«Привет-привет! – отвечали те, – Как дела?»
«Помогите!»
Но доброжелательные офисные работники продолжали ехать мимо, махать руками, желать счастья. «И всех благ! Всех благ!»

Далее шли всякие подозрительные личности, предлагающие: «Вынос мозга, снос крыши!»

Чиновники в черных костюмах: «Победим коррупцию! Заморозим цены на печенье!»

Политики в синих костюмах: «Даем вам честное слово!»

И прочие, какие-то «Похитители событий» и даже «Союз логопедов».

Наконец, наши друзья, насмотревшись уже вдоволь на все это пестрое представление, собрались уходить.
– Кошиса, – обратилась к ней Брунхильда, – ты ведь жила в этом городе какое-то время, здесь всегда такой сюрреализм творится?
– Я же говорила, Ваше величество, здешние обитатели не вполне вменяемы, они будто ненастоящие, – ответила Кошиса.
– Да тут вся реальность ненастоящая! – сказала Подлодка.

– Ты еще говорила, Кошиса, что эти люди напоминают тебе марионеток, – заметила Корова.
– Кошечно! Они словно не сами себя ведут, а кто-то или что-то их водит. И никто из них не смог на вопрос «Кто ты» ответить, что «Я это я».
– Кроме нашей Карамиллы, – подал голос Зверюга.
– Так идемте же к нашей любезной Карамилле, – сказал Адя.
– Идем, – постановила королева.
Вся компания потихоньку вылилась из толпы и направилась в единственное свое прибежище в этом городе, в виллу-Маравиллу.

... Продолжение книги «Жрица Итфат 2» следует.

 
 
Поделиться: